685658.jpg

Светлана и Сергей Бабичек: «У нас самая обычная семья»

ВЫРАСТИВ ТРОИХ ДОЧЕРЕЙ, СУПРУГИ ВЗЯЛИ НА ВОСПИТАНИЕ ЕЩЁ СТОЛЬКО ЖЕ ДЕВОЧЕК И МАЛЬЧИКА

У Светланы Николаевны и Сергея Владимировича Бабичек — семеро детей и трое внуков. Три старших дочери живут отдельно (средняя — в Челябинске), у них свои семьи. А рядом со Светланой и Сергеем подрастают четверо младших — приёмных — детей: Люда (сегодня, 28 июня, ей исполняется 17 лет) и её 9-летний брат Дима, а также сестрёнки Лида и Надя (8 и 5 лет). Можно ли полюбить чужого ребёнка, какие трудности возникают в большой семье, чему обязательно нужно научить детей, и чему они, дети, могут научить нас, — об этом и многом другом мы беседуем с супругами из Угута и их старшей дочерью Марией.

Марьяна Мархинина

Автор фото: Марьяна Мархинина

СЧАСТЛИВАЯ МЫСЛЬ

В этом году Светлана и Сергей отмечают 30-летие совместной супружеской жизни, но знают друг друга они гораздо дольше — супруги познакомились ещё будучи школьниками: Светлана училась в 7-ом, а Сергей — в 8-ом классе. Большую часть своей жизни они провели в посёлке Кундравы Чебаркульского района Челябинской области, где Светлана Николаевна работала сначала воспитателем, а потом и заведующей детским садом. Там же родились и выросли их дочери: Маша (ей 31 год), Валя (26 лет) и Аня (23 года). А весной 2007-го в их частном доме в посёлке появились трёхлетний Дима и 11-летняя Люда.

— Я сама из многодетной рабочей семьи, — рассказывает Светлана Бабичек, — у родителей нас было восемь. Мой папа — участник войны — умер, когда мне было 10 лет, и мама воспитывала нас одна. Так что большая семья для меня — норма. Вот когда по дому не бегают ребятишки — а я с этим столкнулась, -то для меня это почти трагедия: я не нахожу себе места, не знаю, чем заняться. А когда они есть, то у меня совсем другая жизнь!

После того, как в семье Бабичек родилась старшая дочь, надеялись, что вторым ребёнком будет мальчик. Потом такие же надежды возлагали на третьего… Четвёртого малыша тогда, в начале 90-х, заводить уже не стали: нужно было поставить на ноги троих дочерей.

После школы Валя и Аня уехали учиться в Челябинск, а Сергей Владимирович стал работать вахтовым методом в Сургутском районе — в Кундравах Светлана Николаевна осталась одна.

— И работа у меня была вроде бы интересная, и детей — 120, и я за каждого отвечаю. Но при этом я чувствовала себя очень одиноко, мне нужно было о ком-то заботиться…

— Я видел, что Свете по-настоящему тяжело, — вступает в разговор Сергей Владимирович, — и подумал, а почему бы нам не взять на воспитание ребёнка? Мальчишку, например.

-Да, инициатором выступил Серёжа, — улыбается приёмная мама, — мне такая счастливая мысль почему-то не пришла в голову. Скажу честно — сначала я сомневалась, так как нужно было принять очень ответственное решение. Однажды, пока я была на работе, муж со старшей дочерью поехали в детский дом. Возвращаются, говорят — там Димулька есть, ему 3 года, такой интересный. Тогда я ответила, что ещё не совсем готова. А позже мне позвонила заведующая детским домом и спросила, хочу ли я посмотреть на мальчика. И я ответила — хочу. Так я первый раз увидела Диму. Тогда он был, как волчонок. Он очень внимательно смотрел на меня своими большими выразительными глазами.

Марьяна Мархинина

С сыном Димой в парке.
Автор фото: Марьяна Мархинина

ВТОРОЕ ВЫСШЕЕ И ПЕРЕЕЗД НА СЕВЕР

В тот же день Светлана Николаевна забрала Диму к себе домой — погостить на выходные. Говорить мальчик не умел, произносил только отдельные слоги. Его родная мать была лишена родительских прав, она выпивала и воспитанием детей не занималась, а их у неё было восемь. Дима — младший.

— Я сразу как-то прониклась к этому ребёнку, — признаётся Светлана Бабичек. — Поскольку мы жили в частном доме, у нас, естественно, была баня. Я купила Диме новую одежду и повела его мыться. А после купания он вдруг вцепился в таз и никак не хотел уходить… Я уговаривала его: «Димочка, мы завтра снова истопим баню, и ты опять будешь купаться!» А сама плакала…

Светлана Николаевна слово своё сдержала: после того, как Дима переехал к ним окончательно, баню она топила ежедневно в течение месяца. Правда, мальчик, которого супруги Бабичек планировали усыновить, стал жить у них не один: оказалось, что вместе с ним в детдоме находится и его 11-летняя сестра Люда. Оставить её там
Светлана Бабичек не могла.

— Люда была уже взрослой, и я допускала, что ей может у нас не понравиться, и даже была внутренне готова к тому, что она захочет уйти, — делится Светлана Николаевна. — Но, слава Богу, она осталась!

— Может быть, кто-то меня и осуждает, люди разное говорят… — добавляет приёмная мама. — Но я никому не хотела объяснять свои чувства, я была счастлива, что взяла этих детей. И — главное -меня очень поддерживали мои старшие дочери и все мои родственники!

Светлана Николаевна сразу же обследовала Люду и Диму. Выяснилось, что у гиперактивного мальчика аллергия, бронхиальная астма, дизартрия (расстройство артикуляции, нарушение произношения звуков — ред.). Проблемы с речью были и у Люды.

Стало ясно, что лечение Димы будет длительным, да и в целом детям необходимо было родительское внимание и тепло, которого они так долго были лишены. Поэтому приёмная мама приняла решение уйти с должности заведующей детским садом. В сорок с лишним лет она поступила учиться на заочное отделение в Челябинский педуниверситет, избрав своей новой специальностью логопедию. «Во-первых, учитель-логопед работает по 4 часа в день. А во-вторых, я хотела узнать, почему у Димы проблемы с речью и как я могу ему помочь», — говорит Светлана Бабичек.

— Университет мама окончила с красным дипломом! — с гордостью произносит Маша.

— Ну, мне все помогали, — тут же добавляет Светлана Николаевна. — И старшие дети, и муж, и родственники, которые жили с детьми, пока я была на сессии -ведь Серёжа работал по вахте…

Переезжать на Север супруги не планировали. Но у Люды возникли проблемы в школе — одноклассники стали дразнить её детдомовской. Девочка возвращалась домой вся в слезах. Светлана Николаевна, конечно же, поговорила с учителями, но ситуация не изменилась. И тогда глава семьи предложил переехать на Север. В Угуте приёмная мама сразу же нашла себе работу по специальности, а папа перестал быть «вахтовиком». Сегодня он — начальник участка в УТВиВе.

— Я очень благодарна учителям нашей Угутской школы, их тактичности, — говорит Светлана Николаевна. — Первые три года нашей жизни в Угуте никто даже не знал, что дети нам не родные. Одноклассники Люды узнали об этом случайно и, естественно, (дети есть дети!) спросили у неё, правда ли это. Она сразу: «А если так, то вы дружить со мной не будете?» Но её опасения были напрасны — у Люды много друзей!

— В Угуте очень красиво, мы полюбили этот посёлок, и кажется, прожили здесь всю жизнь, — добавляет Сергей Владимирович. — Люди отличные, а специалисты из опеки — просто молодцы: всегда помогут, подскажут. Им отдельное большое спасибо!

— Очень внимательны и угутские врачи, хотелось бы также поблагодарить их, — говорит Светлана Николаевна. —Главное — мои дети не страдают, я рада, что им хорошо, что им нравится здесь. А в выходные мы часто ездим в Сургут — в гости к нашей старшей дочери Маше и 13-летнему внуку Павлу.

«ГЛАВНОЕ — ПОМОЧЬ ДЕТЯМ НАЙТИ СЕБЯ В ЖИЗНИ»

— Светлана Николаевна, не было ли опасения, что через годы наследственность Димы и Люды заявит о себе?

— Я об этом никогда не задумывалась, честно. И никогда не жалела, что взяла их. Дети есть дети, просто тем, кто провёл часть своей жизни в детдоме, нужно чуть больше ласки, заботы, душевного тепла. Нужно просто научиться чувствовать и понимать их. Понимать — это главное! И дети ответят тем же. Но в первую очередь поддержка нужна им! Поначалу нужно подсказывать и направлять, а дальше они уже сами смогут найти верную дорогу.

— Между прочим, они очень талантливы, — добавляет Маша. — Люда отлично рисует, пять лет она занималась в студии живописи, Дима любит петь, рассказывать стихи. А как здорово маленькая Надюшка заплетает косички!

— Вы разрешаете Люде и Диме общаться с их родной матерью, братьями и сестрами?

— Обязательно! Мы всегда поддерживали с ними отношения. Мы часто звоним их сёстрам, всегда встречаемся с ними во время отпуска. Мы не позволяем плохо говорить об их родной маме, напротив, советуем помогать ей, как помогают больным, беспомощным людям. Раньше мы брали на лето и их старшего брата Аркашу, который тоже рос в детдоме. Вообще, я своих детей стараюсь воспитывать так, чтобы они сопереживали друг другу и обязательно друг другу помогали. Плохо другому — никогда не отталкивай его от себя. В жизни бывает всякое. Поэтому нужно держаться вместе, никогда не теряя друг друга из виду.

— Воспитание невозможно без наказания. Как вы решаете возникающие проблемы?

— Я с
тараюсь чаще беседовать с детьми, приводить примеры из собственного опыта. Когда мы вместе с Людой лепим пельмени, мы очень много говорим о жизни, она делится со мной своими проблемами, переживаниями, радостями. Часто спрашивает: «Мама, а так у тебя было? А так?» Иногда берём листок бумаги и ручку — и всё, что называется, по полочкам раскладываем. Да, порой приходится быть строгой и требовательной. Но я всегда объясняю, почему я это требую. Я должна научить своих детей организовывать собственную жизнь, подготовить их к этой жизни. В случае с Людой времени у меня было не много, но я рада, что смогла хоть чему-то её научить, пусть каплю, но вложила в неё. Ведь главная задача родителей — помочь детям найти себя в жизни.

— С учёбой у детей трудностей не возникало?

— Если дети что-то не понимают, мы садимся с Серёжей, разбираемся сами, объясняем им. Девять классов Люда окончила на 4 и 5, у неё очень много похвальных грамот. Сложности были у Димы — из-за его гиперактивности, проблем с речью. Я дала согласие на то, чтобы он отучился в первом классе дважды. Мне предлагали перевести его на индивидуальное обучение, но я категорически отказалась, потому что мальчику необходимо общение. В этом году он хорошо окончил первый класс и вполне готов ко второму.

— Осенью прошлого года в вашей семье появилось ещё двое детей. Почему вы решили взять Лиду и Надю?

— Через год Люде исполнится 18, она поедет учиться, — вступает в разговор Сергей Владимирович. — Мы не хотели, чтобы Дима оставался один, тем более, что по состоянию здоровья он вынужден часто находиться дома. И на семейном совете Люда предложила взять ещё девочку.

— Но получилось так, что в районе и городе девочки подходящего возраста не нашлось, и мы обратились в тот детский дом, где когда-то жили Люда с Димой, — добавляет Светлана Николаевна. — Там нам сказали — есть, но не одна, две. Я говорю Серёже — у неё сестрёнка, разлучить никак нельзя! Так в нашей семье появились Лида и Надя!

— Что бы вы посоветовали тем, кто колеблется — взять или не взять ребёнка из детского дома?

— Мы не делим детей на «своих» и «не своих», — говорит Сергей Владимирович. — Вот я прихожу вечером с работы домой, ребятишки кричат: «Папа, привет!» Надюшка маленькая бежит, за ногу обнимает — как будто она всю жизнь моя. Некоторые говорят: «Я бы чужого никогда не смог полюбить!» Не смог, тебе тогда, конечно, его брать не стоит.

— Просто они не жили с этими детьми! — вступает в разговор Маша.

— Мы очень рады, что эти дети у нас есть, — признаётся Светлана Николаевна. — И хотим взять ещё одного — мальчика. А всем, кто сомневается, говорю — не сомневайтесь! Если не получается родить ребёнка, то не стоит заводить кошечек и собачек — возьмите сына или дочь на воспитание. Всё, что вы отдадите, что вложите в этого ребёнка, обязательно к вам вернётся.

P.S. Дима пока не знает, что он в семье — не родной. Светлана Николаевна и Сергей Владимирович скажут ему об этом позже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *